?

Log in

No account? Create an account
NB: текст может содержать опечатки, потому что проверка орфографии в браузере у меня работает, как я. То есть, не работает

Чуть больше месца назад я набралась смелости и уволилась к чертовой матери в никуда, потому что мне показалось, что так надо. Варианты, где раздобыть денег, пусть призрачные, но были, так что я за два дня попрощалась со своими искренне любимыми коллегами и выкинула стоптанные кеды, которые держала в качестве сменки.
Когда ты рекрутер, то твои заказчики делятся на два типа. Первый тип - это те, чей проект безбожно просран, и кому срочно нужны люди. Требования их, как правило, достаточно адекватны, но все равно им подавай по 10 резюме в день. Это и в моих интересах тоже, конечно, но в IT это работает не совсем так. Рынок труда отсутствует тут как феномен - все нормальные ребята не ниже уровня middle уже работают. Нет такого, чтобы хороший iOS-разработчик мяукал и нюхал углы в ожидании, когда ему напишет рекрутер. Нанимать рекрутера за месяц до старта проекта такой заказчик не может. С одной стороны, потому что иногда хороший контракт прилетает внезапно, и подписывается на условиях, что разработка начнется завтра. С другой стороны, потому, что тратить деньги на рекрутера готовы только тогда, когда приходит осознание, что запоротый проект обойдется дороже. А это такой опыт, его надо выстрадать.
Второй тип заказчиков - это парни, которым особо ничего не надо, но они готовы взять "звезду" на довольно скромный оклад. Требования формулируются как "нам нужен зеленый единорог со знанием трех языков и опытом разработки высоконагруженных систем, а еще он обязательно должен быть девственником". Денег ему при этом особо много платить не готовы, поэтому когда рекрутер озвучивает такому единорогу зарплатную вилку, тот фыркает и убегает за радугу со словами: "Я столько на фрилансе за неделю зарабатываю". А ты кричишь ему вслед: "Успехов вам на проектах, пишите, если что!".
И когда я уходила на фриланс, то думала, что можно будет как-то так распределить нагрузку, чтобы зарабатывать деньги на гречку и заниматься тем, что мне нравится: испанским, рисунком, чтением, стажироваться в журнале.
План-капкан оказался не рабочим.
Мне в свое время очень зашла шутка про "стартаперов, которые пьют смузи в коворкинге". Мне тогда показалось, что тут высмеивается хипстерский сленг. Теперь я знаю, что это вообще ни разу не смешно.
Когда ты работаешь в офисе, то даже если пашешь, как сволота, то в середине дня прекращаешь это и идешь обедать. На фрилансе ты себе не можешь позволить такую роскошь. Потому что KPI - это вещь все же относительная, и тебе в конце месяца точно заплатят хоть что-то. Когда ты фрилансер, то сколько заработаешь - все твое, но не больше. И если кинуть в блендер пол пачки творога, банан, овсянку и нектарин, то нормально так заходит. Одной рукой пьешь, второй ищешь разработчиков - шикардос. Тут не то, что испанский некогда сделать - у тебя крышечку от йогурта нет времени облизать.
Еще в рамках акции по вынужденному самопознанию было обнаружено, что новостная журналистика и я несовместимы. Я рожаю 4 абзаца сухой новости два часа, а потом еще столько же редактирую, попутно выпивая всю кровь из редактора. Если возможно где-то напутать цифры, не так написать название компании и поставить неправильный тип кавычек - я это сделаю, и даже перечитывая текст в десятый раз, не найду ошибку. Внимание у меня как у трехлетки, и это прям тяжело. Так что я пожалела всех и занесла эту историю в список того, что я бросила.
Навык "бросать" у меня за последние два года поднялся до уровня профессионала. Так что если вам вдруг надо что-то бросить - пишите. Сделаю как боженька и по сходной цене.
Я уже забыла, где тут кнопка "запилить пост", но вынуждена была вспомнить. У меня уже третий день мысли в голове по некоторому поводу.
Всех, у кого есть Facebook, наверняка, если не окатило, то немного подзалило волной #ЯНеБоюсьСказать. Поскольку я училась на психфаке и работаю в эйчаре - традиционно женские тусовки, - а FB у меня, в основном, профессиональный, я и подписана в основном на девушек. И меня окатило, и очень сильно.
Я и до этого знала официальную статистику - про каждую третью женщину, пострадавшую от сексуального насилия. Но это всегда были какие-то абстрактные 33% + я (и мне, судя по постам других, еще довольно таки повезло).Теперь эта "треть всех абстрактных женщин" - мои вполне конкретные коллеги, знакомые и друзья. Это здорово, что они не боятся своих историй, а я вот боюсь - масштабов этой чудовищной каждодневной трагедии, боюсь этого липкого черного монстра, который может в любой момент схватить тебя за ногу. И, вопреки конструктивным советам тех, кто понял жизнь, никого не убережет ни трезвость, ни мешковатые джинсы, ни разряд по дзюдо. Как-то раз, еще до лавины этих постов, мне попалось что-то вроде гайда - как говорить с мужиком, который хочет тебя изнасиловать, но еще не приступил, чтобы легко отделаться. Так вот в нем рекомендовали ни в коем случае не использовать сентенции типа "а что, если бы на моем месте оказалась твоя мама или сестра?", потому что есть вероятность, что именно об этом он и фантазирует. Думаю, это все, что стоит знать о личности насильников.
Надеюсь, что такой вот comming out будет полезен тем, кто написал о своем опыте. Насколько я поняла, девушки получили поддержку и ощущение, что они в этом не одни, и что это не стыдно. Потому что быть жертвой никогда не стыдно, просто очень тяжело.

Какое-то длинное вступление вышло, я, на самом деле, не за этим пишу. Были потому что те, кто писал о себе, и те, кто все это читал и комментировал. И я бы сказала, что комменты были подчас интереснее самих историй, но "интересными" в обычном понимании этого слова они не были. Совсем.
Я холиваров в соцсетях избегаю принципиально, мне просто нужно все это как-то переосмыслить.
Вот взрослая, образованная женщина, хороший специалист, пишет:
"Кто-то тут решил, что всем очень интересна их интимная жизнь, но FB - он не для этого, поймите".
У меня один вопрос: "ты, вообще, читала, что в этих постах написано? сама-то поняла что-то?" Они просто максимально не про интимную жизнь, и в этом вся проблема.
Вполне ожидаемыми, но от этого не менее мерзкими, были реплики в духе: "надо было головой думать", "ой, ну, пожмякали тебя немножко в лифте, делов-то" и "вас послушать, так все мужики - насильники, и их надо кастрировать". Спасибо огромное тем, кто не побоялся рассказать свои истории. Вы дали остальным отличную лакмусовую бумажку на проверку адекватности, уровня зрелости и эмпатии. Надеюсь, ваши друзья и коллеги ее прошли. У меня - не все.
Можно относиться к таким постам как к неуместному эмоциональному эксгибиционизму - это уже личное право каждого. Оно, кстати, идет вместе с правом игнорировать происходящую социальную катастрофу и оправдывать насильников. Потому что в этом вопросе есть только две стороны, и в такой ситуации нельзя не выбирать. Если вы отказываетесь поддерживать одну из них, если предпочитаете проходить мимо и закрывать глаза, или, более того, обесценивать личный опыт переживших такую трагедию, - поздравляю, вы выбрали.
***
Знаю - счастие в борще,
Но не хочется вообще.

***
Как постичь любую суть?
Взять, забить, пойти уснуть.

***
Это, дети, ничего.
Ну и странное оно.

***
Мой хороший друг Иисус
Сбрил и бороду и ус,
Стал лицом похож на папу -
Я с него ужасно прусь.

***
- Это что за покемон?
- Мы зовем его Антон.

Tags:

Бальтазар

Соседи всегда знают, где его найти, если нужно с чем-то помочь. В хорошую погоду он всегда работает в своем гараже, двери которого были распахнуты, чтобы впустить свет и воздух. В гараже много всего, и вырывающаяся наружу пыль весело прыгает в лучах солнца. Ему нравится смотреть, как тонкие желтые полоски пронизывают пыльное облако - как будто вдруг натягиваются струны невидимой арфы.
Но самым ценным в гараже, конечно, была старая “восьмерка”, которую он очень любил. Все деньги, которые он зарабатывал частным извозом, на нее же и тратил, а ближе у него никого и не было.
Когда приходила почта - обычно счета, но, иногда, редко, открытки от дочери, он чувствовал себя немного странно. На конвертах было написано его полное имя - “Владимир”. Но сколько он себя помнил, никто не звал его так. В детстве - Вова, сейчас - дядя Вова, и он совсем не помнил, когда пересек черту между первым и вторым. Казалось, он всегда был таким, как сейчас. Не внешне, конечно. Красавцем он никогда не был - слишком плотный, коренастый, но в нем проглядывало что-то домашнее, спокойное, и рядом с ним всем было уютно. Он не менялся - менялись волосы, становясь светлее, менялась кожа, становясь тоньше, менялись глаза, выцветая, но не он сам. Он всегда был такой.
В начальных классах школы он собирал жуков и бабочек. Он мечтал быть о приключениях - иногда в своих фантазиях он видел, как взбирается на высокую гору, или руководит раскопками. Ему не нравилось его имя, и в мечтах его всегда звали по-другому. Особенно ему нравилось имя Бальтазар. Что-то восточное, какая-то сила и загадка были в этих звуках. Однажды отец купил ему с получки трехтомник Брема, разноцветные книги про животных. Они и сейчас стоят на полке, но он никогда их не открывает - всегда что-то болит внутри, когда он смотрит фильмы или передачи про путешествия. Вообще, болит редко. В целом, он всем доволен.
Иногда к нему приезжает сын или дочка. Дочка всегда его жалеет, а он смеется, и никогда не понимает, почему она так грустно улыбается. Она думает, что он любит черный чай с птицами на коробке, и всегда привозит ему такой. А он и правда любит, или думает, что любит, потому что привык. Сын никогда долго не сидит. Вова его и не заставляет, просто странно - вроде, и приезжает сам, а украдкой постоянно на дверь поглядывает.
Летним вечером, когда начинает смеркаться, Бальтазар выходит на лестничную клетку, открывает окно и курит, положив локти на щербатый подоконник.

Tags:

Этот пост является своеобразным ответом моему коллеге и другу secondsquare, который справедливо отметил, что 14 февраля - не только день поцелуев и плюшевых медведиков, но и памятная дата бомбежки Дрездена, в ходе которой город сравняли с землей вместе с жителями. И не поспоришь, ведь факты - упрямая вещь. secondsquare говорит, что будет помнить, потому что кто-то должен это делать, и между строк его записи я читаю, что подчас для человека тяжелее всего - просто оставаться человеком. Не превращаться в чудовище, способное лишь убивать и разжигать пожары.
Он прав.
Но я хотела бы поговорить о другом.
Наверное, все-таки, о любви.Collapse )